К вопросу о побочных действиях запрещенных препаратов в спорте

В лекции представлены материалы, посвященные изучению побочных действий запрещенных препаратов в спорте. Целый ряд запрещенных препаратов в спорте, в частности анаболические стероиды, гормон роста, Эритропоэтин, Амфетамин, увеличивают риски сердечно-сосудистых осложнений у спортсменов, включая внезапную смерть.

Смоленский Андрей Вадимович, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой спортивной медицины, ФГБОУ ВО «Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодежи и туризма (ГЦОЛИФК)» (РГУФКСМиТ), е-mail: smolensky52@mail.ru

Тарасов Александр Викторович, кандидат медицинских наук, доцент кафедры спортивной медицины, ФГБОУ ВО «Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодежи и туризма (ГЦОЛИФК)» (РГУФКСМиТ), е-mail: wanlim_a@mail.ru

 

Применение различных стимулирующих средств в истории человечества насчитывает не одно тысячелетие.

Это касалось не только использования таких веществ в быту и при религиозных обрядах, во время войн, но и при различных спортивных состязаниях. Так, есть подтвержденные данные употребления атлетами древности специальных настоев трав, размешанных в вине, для возбуждающего воздействия на организм. Например, римские гладиаторы употребляли стрихнин, который в малых дозах обладает стимулирующим эффектом. При состязаниях на колесницах, с целью повышения работоспособности лошадей, их поили слабоалкогольным медом. Историки считают, что использование допинга во время Олимпийских игр началось еще в 776 г. до н. э., когда участники принимали галлюциногенные и болеутоляющие экстракты из грибов, различных трав и вина.

За последние десятилетия мы стали свидетелями различных допингскандалов, связанных с применением запрещенных препаратов, и, кроме того, последние данные свидетельствуют о том, что применение ряда запрещенных препаратов является единственной причиной смерти спортсменов.

Предполагается, что большинство, если не все допинговые препараты, имеет потенциальные кратко - и или долгосрочные побочные эффекты. К наиболее изученным следует отнести побочные действия анаболических стероидов. Анаболические стероиды (АС) — это фармакологические препараты, которые копируют действие мужского полового гормона — тестостерона и дигидротестостерона. Эффекты АС делятся на две основные категории: андрогенные и анаболические. По данным целого ряда исследований, АС вызывают развитие артериальной гипертонии (АГ), гипертрофии миокарда, кроме того, описаны случаи развития острого коронарного синдрома и злокачественных нарушений ритма (желудочковой тахикардии, частой желудочковой экстрасистолии).

Таким образом, при имеющейся тенденции к повышению кровяного давления, сдвигах метаболизма в сторону возникновения факторов риска (повышенное содержание холестерина, триглицеридов, липопротеидов, повышенное образование свободных радикалов и др.) возможность осложнений со стороны сердечно-сосудистой системы ССС многократно увеличивается, несмотря на молодой возраст спортсменов, принимающих АС. АС также усиливают агрегацию тромбоцитов и тромбообразование за счет увеличения тромбоксана A2 (сильнодействующий тромбоцитарный агрегатор), уменьшая действие простациклина (I2, ингибитор агрегации тромбоцитов, простагландинов) и повышение уровня фибриногена. Длительное использование АС подавляет гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую систему (ГГНС), что может приводить к вторичному гипогонадизму у мужчин.

Стойкое подавление функции ГГНС может иметь серьезные клинические последствия, включая бесплодие.

Введение АС высоких концентраций в течение длительного времени приводит к атрофии яичек, нарушению спермообразования.

У подростков при приеме АС возникает феминизация, выражающаяся в гинекомастии и усиленной склонности к жиронакоплению и размягченной мускулатуре. К симптомам вирилизации относятся различные проявления маскулинизации, которыми могут страдать женщины при приеме АС, вплоть до развития менструальных дисфункций и аменореи.

Наблюдаются повышенная агрессивность (стероидная ярость), депрессия и увеличение риска самоубийств на фоне приема АС. Ряд АС, в частности С-17 альфа, щелочные оральные стероиды или также метиловые или этиловые оральные стероиды, связаны с неблагоприятными печеночными эффектами, такими как внутрипеченочный холестаз и, гепатоцеллюлярной аденомой или карциномой.

Накопленные данные свидетельствуют о том, что длительное применение супрафизиологических доз АС может оказать неблагоприятное воздействие на ряд органов и систем, что приводит как к медицинской, так и психиатрической патологии.

Важно отметить, что результаты исследований свидетельствуют о том, что некоторые из этих эффектов могут сохраняться долгое время после последнего воздействия АС. Тем не менее частота и выраженность анаболически-индуцированной заболеваемости и смертности попрежнему плохо изучены.

Эритропоэтин представляет собой средство, стимулирующее эритропоэз, — это гликопротеин, являющийся митозостимулирующим фактором и гормоном дифференцировки, способствующим образованию эритроцитов из стволовых клеток. К побочным эффектам эритропоэтина следует отнести: повышение АД или отягощение уже имеющейся АГ, особенно в случае быстрого повышения гематокрита; гипертонические кризы с явлениями энцефалопатии, образование нейтрализующих антител к эритропоэтину с развитием парциальной красноклеточной аплазии или без нее; редко — дозозависимый тромбоцитоз (не выходящий за пределы нормы и исчезающий при продолжении терапии), особенно после в/в введения; зуд, сыпь, крапивница; редко — анафилактоидные реакции. В ряде случаев возникает головная боль (в том числе внезапно возникающая мигренеподобная), редко — гриппоподобная симптоматика (особенно в начале лечения): озноб, лихорадка, боль в конечностях, недомогание, головная боль, оссалгия; реакции в месте введения.

Довольно распространенным побочным эффектом гормона роста является онемение конечностей и боль, возникающая в результате сдавливания нервных окончаний увеличивающимися в размерах мышцами. Этот побочный эффект именуют «туннельным синдромом».

Как правило, симптоматика проходит после отмены препарата или при снижении его дозы. Также излишние дозы соматотропина чреваты повышением АД и способствуют увеличению размеров сердца, селезенки, почек и других органов. Кроме того, прием соматотропина в сильно повышенных дозах может спровоцировать аденому передней доли гипофиза, или акромегалию. Она проявляется у людей, у которых уже закончилась активная фаза роста.

Постепенно происходит увеличение размеров кистей стоп, а также хрящей, укрупнение черт лица.

Побочные эффекты от применения гормона роста вызваны длительной передозировкой, способствуют угнетению функции щитовидной железы, в результате снижается производство Т-гормонов и развивается гипотиреоз. Особо осторожными следует быть людям, находящимся в группе риска по сахарному диабету: соматотропин в больших дозах вызывает нарушения функций поджелудочной железы, в результате нарушается углеводный обмен и существенно повышается риск развития сахарного диабета I типа. При использовании Кортикотропина (особенно при длительном введении больших доз) могут возникать побочные явления, такие как задержка жидкости, Na+ и Cl– с развитием отеков и повышением АД, тахикардия, чрезмерное усиление белкового обмена с отрицательным азотистым балансом, возбуждение, бессонница и другие нарушения деятельности ЦНС, умеренный гирсутизм, нарушение менструального цикла. Прямых побочных действий у факторов роста нет, однако новейшие исследования показывают, что регулярное применение инсулиноподобного фактора роста (ИФР-1) может привести к увеличению печени. Активное применение ИФР-1 может спровоцировать рост опухолей, в том числе и злокачественных.

Среди всех разделов Запрещенного списка ВАДА вряд ли найдется другой, столь насыщенный различными по своей химической структуре и биологическому действию на организм спортсмена субстанциями, как раздел S4 «Гормоны и модуляторы метаболизма». Между тем сюда относят биологически активные вещества, действие которых на организм изучено явно недостаточно, а последствия долговременного использования практически неизвестны. С другой стороны, многие из представителей этого раздела широко используются в клинической медицине и не представляют серьезной опасности, поэтому спортсмены часто недооценивают их влияние на фоне физических нагрузок на развитие патологических состояний и заболеваний в долгосрочной перспективе.

Ингибиторы ароматазы, точнее ее ингибиторы и инактиваторы, были созданы как противоопухолевые препараты. При длительном приеме даже самых современных представителей этого класса антиэстрогенных препаратов − ингибиторов ароматазы возможно развитие остеопороза, урогенитальной атрофии и вазомоторной нестабильности, а также тромботических осложнений, иногда с летальным исходом при развитии тромбоэмболии легочной артерии.

Селективные модуляторы рецепторов эстрогена-Тамоксифен и его аналоги.

Имеют место наблюдения, свидетельствующие об увеличении при использовании Тамоксифена частоты развития ИБС, инфаркта миокарда и тромбоэмболии легочной артерии.

При длительном применении Тамоксифена в 4 раза чаще, чем у лиц, не принимавших его, регистрируется развитие рака печени и эндометрия, что обусловлено значительным и длительным увеличением уровня стероидных гормонов. К 5-му классу раздела S4 запрещенного списка отнесены «Агенты, изменяющие функции миостатина, ингибиторы миостатина».

Сейчас еще рано судить о безопасности действия миостатина.

Возможно, это может приводить к отсроченным осложнениям различного рода, к примеру гипертрофии миокарда. Так же последние работы показали, что интенсивный мышечный рост приводит к увеличению частоты травм связочного аппарата, который остается на таком же уровне развития и рассчитан на относительно меньшие нагрузки. Кроме того, миостатин может привести к нежелательному расширению сосудов и кровотечениям.

Побочное действие психостимуляторов в частности амфетамина на ЦНС занимает основное место в структуре побочных эффектов. К центральным побочным эффектам относят потерю аппетита, бессонницу (уменьшается при приеме препарата в первой половине дня), нарушение уровня бодрствования (либо повышенная раздражительность и тревога, либо, наоборот, вялость и сонливость) и изменение настроения (либо эйфория, либо, реже, уныние и повышенная чувствительность к внешним раздражителям).. Синусовая тахикардия и другие тахиаритмии при использовании терапевтических доз возникают достаточно редко, однако наблюдаются случаи злокачественных нарушений ритма.

Наряду с перечисленными побочными действиями запрещенных препаратов существуют доказательства, что анаболические стероиды, гормон роста, эритропоэтин, амфетамин и ряд других запрещенных препаратов (кокаин, каннабиоды, наркотики и др.) увеличивают риски не только сердечно-сосудистых заболеваний но и внезапной смерти в спорте.

Таким образом, негативные последствия приема запрещенных препаратов в спорте достаточно очевидны, в связи с чем врачи общей практики и, естественно, спортивные врачи должны быть хорошо информированы о всех запрещенных препаратах, внесенных список, и содействовать в соблюдении антидопингового законодательства и этических норм современного спорта.

Литература:

1. Angelilli A., Katz E. S., Goldenberg R. M. Cardiac arrest following anaesthetic induction in a worldclass bodybuilder // Acta Cardiol. 2005;60:443–444.

2. D’Andrea A., Caso P., Salerno G., Scarafi le R., De Corato G., Mita C., Di Salvo G., Severino S., Cuomo S., Liccardo B., Esposito N., Calabro R., Giada F. Left ventricular early myocardial dysfunction after chronic misuse of anabolic androgenic steroids: a Doppler myocardial and strain imaging analysis // Br. J. Sports Med. 2007;41:149–155.

3. Bagia S., Hewitt P. M., Morris D. L. Anabolic steroid-induced hepatic adenomas with spontaneous haemorrhage in a bodybuilder // Aust. N. Z. J. Surg. 2000;70:686–687.

4. Baron D. A., Reardon C. L., Baron S. H. Doping in sport. In: Baron DA, Reardon CL, Baron SH, editors. Clinical Sports Psychiatry: An International Perspective. — Oxford, UK: Wiley, 2013.

5. Baron D. A., Martin D. M., Abol Magd S. Doping in sports and its spread to at-risk populations: an international review // World Psychiatry. 2007;6:118–123.

6. Basso C., Calabrese F., Corrado D., Thiene G. Postmortem diagnosis in sudden cardiac death victims: macroscopic, microscopic and molecular findings // Cardiovasc Res. 2001; 50 :290–300.

7. Belvisi M. G., Brown T. J., Wicks S., Foster M. L. New Glucocorticosteroids with an improved therapeutic ratio? // Pulm Pharmacol Ther. 2001; 14: 221-227.

8. Clark B. M., Schofield R. S. Dilated cardiomyopathy and acute liver injury associated with combined use of ephedra, gamma-hydroxybutyrate, and anabolic steroids // Pharmacotherapy. 2005;25: 756–761.

9. Claudia L. Reardon and Shane Creado Drug abuse in athletes // Subst Abuse Rehabil. 2014; 5: 95–105.

10. Eskart R. E. Scoville S. L., Campbell C. L. et al. Sudden death in young adults: a 25-year review of autopsies in military recruits // Ann Intern Med 2004;141(11):829–34.

11. Hartgens F., Kuipers H. Effects of androgenic-anabolic steroids in athletes // Sports Med. 2004, 34: 513–554.

12. George A. Central nervous system stimulants // Baillieres Best Pract Res Clin Endocrinol Metab. 2000; 14: 79–88.

13. Hoffman J. R., Kraemer W. J., Bhasin S. et al. Position stand on androgen and human growth hormone use // J Strength Cond Res. 2009; 23:S1–S59.

14. Modlinski R., Fields K. B. The eff ect of anabolic steroids on the gastrointestinal system, kidneys, and adrenal glands // Current Sports Med. Reports. 2006;5:104–109.

15. Noronha S. V., Sharma S., Papadakis M. et al. Aetiology of sudden cardiac death in athletes in the United Kingdom: a pathological study Heart 2009;95(17):1409–14.

16. Pope H. G, Katz D. L. Psychiatric eff ects of exogenous anabolic-androgenic steroids. In: Wolkowitz OM, Rothschild AJ, editors. Psychoneuroendocrinology: The scientifi c basis of clinical practice // American Psychiatric Press. — Washington, DC: 2003. pp. 331–358.

17. Rosano G. M., Cornoldi A., Fini M. Effects of androgens on the cardiovascular system // J Endocrinol Invest. 2005;28:32–38.

18. Wynne F., Khalil R. A. Testosterone and coronary vascular tone: implications in coronary artery disease // J Endocrinol Invest. 2003;26:181–186.